RIOS Gallery
2001
АРХИВ
ФОТОГРАФИИ ПО ТЕМЕ

Елена и Валерий Цуркан

Йохан Кёллер
"Сбор винограда" (фрагмент)

Г. Рейндорф

Г. Рейндорф
Иллюстрация к сказке

К.Бомбуа
Бульдог

29 июня 2001

Мы верим, рынок будет!

Сколько стоит стиральная машина? В семье многоуважаемого художника, профессора и академика, возникла житейская проблема: необходимость приобрести домашнюю технику. И тогда решено было продать одну из работ графика. Денег как раз хватило на покупку "Вятки".

С современной точки зрения подобная, с позволения сказать, цена шедевра - парадокс. Однако именно такова предыстория продажи картины эстонского художника Гюнтера Рейндорфа "Лесная дорога". Приобрел картину, кстати, тогдашний первый секретарь ЦК Компартии Эстонии Иван Кэбин.


Однако возьмем наше время. Вполне солидный господин со средствами в галерее РИОС выбирает картину для своей коллекции. С нескрываемой досадой отзывается он о цене понравившейся работы: "Картина стоит 20 тысяч, а за четыре таких картины я в состоянии купить в Таллинне однокомнатную квартиру, так ведь в ней можно жить". Знакомая ситуация: духовное - материальное, ценности вечные и преходящие....
Между тем цены на произведения искусства на мировом арт-рынке растут ежегодно как минимум (в среднем) процентов на двадцать. Никого сейчас не поражает приобретение в миллион долларов или выше - такая цена воспринимается как вполне обычная. К примеру, "Подсолнухи" Ван Гога были проданы на аукционе "Кристи" за 24,75 млн. фунтов стерлингов.

Сейчас даже далекая от бизнеса домохозяйка знает: в отличие от денег, выдающиеся произведения искусства не обесцениваются; напротив, они постоянно дорожают и их приобретение - это выгодное вложение капитала (валюты).

Однако каким образом все-таки устанавливается цена на произведения искусства? Факторов, влияющих на политику цен в современном мире, немало, и все-таки два критерия продолжают оставаться основными. Произведение искусства должно быть редким, уникальным и обладать художественной ценностью. Чем дальше от нас эпоха, тем менее шансов у коллекционера раздобыть шедевр выдающегося мастера. Примерам несть числа. Обратимся к судьбе известного голландского живописца XVII века Яна Вермера. Небольшие его пейзажи, картины из жизни горожан известны поэтичным восприятием жизни, богатством и тонкостью колорита, классической ясностью композиции. До нас дошло около сорока его картин, среди них "Девушка с письмом", "Вид Делфта", "Бокал вина". Сколько бы могла стоить работа Вермера сегодня? Вопрос праздный - приобрести работы Вермера нельзя ни за какие деньги, поскольку все они являются собственностью музеев и недоступны коллекционерам. А ведь было время, когда шедевры еще можно было приобрести. Только для этого покупатель должен был быть истинным знатоком живописи, обладать чутьем и интуицией. Какое потрясение пережил художник С.Остроухов, когда упустил представившийся ему случай приобрести картину Вермера! Такое дважды не случается. Знаменитая вермерская "Кружевница", которой любуются посетители Лувра, стоила всего 9 флоринов в 1815 году. На следующий год картина была продана уже за 260 флоринов, а в 1879-м - стоила 7270 франков. Не упускают ли своего шанса некоторые коллекционеры сегодня в погоне за легкомысленной модой? Как известно, человеку свойственно учиться не на чужих, а лишь на собственных ошибках.

- Странная ситуация сложилась у нас в Эстонии, - высказывают свое мнение галеристы Елена и Валерий Цуркан. - Создалось положение, когда работы современных молодых художников стоят дороже, чем шедевры старых мастеров. А ведь простая логика подсказывает, что неповторимое, уникальное бесценно - художник ничего больше не создаст. Вернемся к Рейндорфу. В известной монографии Бориса Бернштейна, вышедшей в издательстве "Советский художник" в 1981 году, в списке основных произведений художника насчитывается едва ли триста работ (без учета книжных иллюстраций). Многое из творческого наследия навсегда утрачено: в 1944 году сгорела мастерская Г.Рейндорфа. Не одно поколение в Эстонии воспитывалось на его иллюстрациях к "Старинным эстонским сказкам" Фр.Р.Крейцвальда и "Сказкам" А.С.Пушкина. Мы счастливы, что в нашей личной коллекции имеется 20 иллюстраций к сказкам этого изумительного мастера. Во всех музеях Эстонии даже и половины этого количества не наберется. Мы разыскивали их повсюду в течение многих лет и счастливы, что удалось собрать такую коллекцию. Конечно, не мыслим - невзирая ни на какие просьбы самых уважаемых и в первую очередь иностранных покупателей - расстаться со своим сокровищем. И каково было наше удивление, когда к выставленной на аукцион РИОС Эдуардом Кэбином, сыном покойного коллекционера, "Лесной дороге" никто не проявил интереса. А ведь Гюнтер Рейндорф входит в число 500 лучших рисовальщиков мира!

Наши любители искусства часто упускают возможность приобрести воистину ценное произведение при составлении коллекции. Цены сейчас очень не высоки, хотя они неуклонно растут: нас в Эстонии все равно не минуют процессы европейского арт-рынка.

- Было бы интересно, чтобы вы привели конкретные примеры из своей богатой практики - ведь галерея РИОС специализируется как раз на эстонской классике.

- Начнем с корифеев. Вот "голые" цифры. Три года назад была продана за 75 тысяч крон работа Йохана Келера "Сбор винограда". А год назад его полотно "Северное побережье" из коллекции И.Г.Кэбина было продано уже за 160 тысяч. Келер - художник музейный. Мы захотели приобрести одну из его работ в России, где много было его картин (ведь он долго жил в Санкт-Петербурге). И что же - нам назвали цену в 50 тысяч ... долларов США!

"Отец" эстонской живописи Антс Лайкмаа. Его пастель "Пейзаж с коровой" размером 30 x 45 четыре года назад была едва продана за 12 тыс. эстонских крон; два года назад такого плана работы стоили до 22 тыс. крон, а недавно "Портрет крестьянской девушки" был куплен за 78 тысяч.

У А.Лайкмаа было много учеников (в имеющемся у нас списке более трехсот имен). Среди них такие известные в будущем художники, как Пауль Бурман, Николай Кулль, Роман Ниман, Оскар Каллис, Март Лаарман и другие. Но были и те, у которых судьба сложилась иначе. К нам попадают работы и малоизвестных последователей его творчества, например некоего Колумбуса. Конечно, на них лежит отпечаток личности мастера. А самого А.Лайкмаа сейчас достать уже нелегко. Естественно, цены на его работы будут сильно расти.

Другой случай. Талантливейший художник Николай Трийк, между прочим также ученик А.Лайкмаа. Первоначальное образование получил в знаменитом училище Штиглица в Петербурге, совершенствовался во Франции, в Германии, в Италии, в Финляндии, один из основателей художественной школы "Паллас". Покупатель, который приобрел у нас в галерее две его прекрасные работы - сааремааский и финский пейзажи, - спустя некоторое время пожелал их продать. Причина? По мнению приглашенного дизайнера, художник Николай Трийк никак не вписывался в интерьер дома. И если две картины художника были приобретены по 20 тыс. крон, то теперь они были проданы за 63 и 65 тысяч соответственно. А в настоящее время вообще вряд ли можно приобрести произведения Н.Трийка: его работы крайне редки.

- Конечно, здесь нельзя не учитывать и гипноз имен. За 772 500 долларов был продан на аукционе "Кристи" портрет Рейнолдса, принадлежавший легендарному Рудольфу Нуриеву. Подсчитано, что более 20 тысяч человек отстояло в очередях на холоде, чтобы попасть на выставку, предваряющую распродажу. А туалеты Жаклин Кеннеди? Фотографии Мэрилин Монро? Ведь иногда платят не за самое вещь или картину, а за магию имени, с которым она связана.

Во время Ялтинской конференции, когда Уинстону Черчиллю был предоставлен знаменитый воронцовский дворец, его привела в восхищение скульптура алупкинского льва, на которого он считал себя похожим. Ему пришелся по вкусу "Бульдог", подаренный в 1944 году французским художником-примитивистом К.Бомбуа. Забавное сходство между собакой и премьер-министром сразу же бросалось в глаза. И именно благодаря своей истории картина после кончины У.Черчилля была продана по повышенной цене.


- Как галеристы мы наблюдаем, что сейчас в Эстонии особый покупательский успех выпал на долю Э.Вийральта. Спору нет, талантливый художник действительно принес славу эстонскому искусству. Однако вот ведь парадокс: офорты Э.Вийральта стоят дороже авторских работ того же Яана Вахтра, Яана Грюнберга, Адо Ваббе и - что уж совсем удивительно! - дороже рисункой самого Эдуарда Вийральта! Как можно отдавать предпочтение оттиску перед "штучной" работой?! (Кстати, и ценность оттисков неоднозначна и находится в зависимости от порядкового номера, на что часто не обращают внимание покупатели). Вот случаи, когда спрос формирует рынок. И все-таки это явление времени, здравый смысл возьмет верх.

Сейчас большой спрос на Конрада Мяги, цена его работ доходит до 100 тысяч крон. Однако, как и многие талантливые художники, в своем творчестве он испытывал и моменты наивысшего подъема, и спад, в отдельные периоды. Эта истина известна каждому знатоку живописи. Но не рядовым покупателям, которые в своем ажиотаже готовы истратить большие деньги, лишь бы не отстать от моды, оказаться в первых рядах обладателей дорогих картин.

- Каковы ваши прогнозы на будущее развитие арт-рынка в Эстонии?

- Его еще нет, он только начал формироваться. Наступит время, когда цены на произведения искусства избавятся от уродливых несоответствий. Но в том, что они возрастут значительно, можно не сомневаться. И еще. В любой стране произведения отечественного искусства стоят дороже. У нас же такие цены, что даже порою неловко их называть иностранцам.

- В связи с вашим суждением мне вспомнился случай из собственной практики: один любитель живописи из Финляндии заинтересованно изучал картины на выставке-продаже. С видом человека, решившегося на отчаянное транжирство, он остановил свой выбор на красивой работе "Красный корабль на Темзе", у которой значилась цена 1500. Каково же было его изумление (будем справедливы: и смущение), когда он обнаружил, что имеются в виду доллары, а не кроны. "Нашу живопись рассчитывают покупать на метры" - говорит в подобных случаях знакомый искусствовед.

- Подобных примеров много. Наивность зарубежных покупателей говорит о многом. Д-р Бауэр, представляющий знаменитый концерн по производству лекарств, посетивший галерею, как должное принял цену за работу в 22 тысячи ...американских долларов - в то время как имелись в виду эстонские кроны. Нашей стране есть чем гордиться. У истоков эстонской живописи конца XIX века стояли мастера, произведения которых представлены во многих известных музеях. Как правило, многие получили образование в ведущих учебных заведениях России и Европы и никогда при этом не забывали о культуре своего народа, преданно любя свое отечество. Йохан Келер, Антс Лайкмаа, Амандус Адамсон - сколько славных имен можно вспомнить в период, когда по существу за сто лет возникло и утвердилось национальное эстонское искусство! Но нет пророка в своем отечестве...

... В 1973-1974 годах весь мир отмечал столетие французского импрессионизма. Параллельно и в США музей Метрополитен устроил выставку американских импрессионистов. В результате в 1977 году картину Теодора Робинсона "Нетти за чтением" продали у Сотби за 51 тысячу долларов. Робинсон - всего лишь подражатель Моне. Однако извечный патриотизм американцев привел к тому, что они смогли утвердить собственный импрессионизм.

До тех пор, пока нация не будет знать и любить себя, свое искусство, оно не будет цениться в мире.

Беседовала Ольга Гречишкина

Полная версия статьи

День за Днем № 25 29 июня 2001 года