RIOS Gallery
Выставки
Художественная керамика Danko

Представленная в галерее RIOS ART коллекция художественной керамики изготовлена в одной из самых известных на Балканах мастерских, которую основал потомственный керамист и художник Даниель Николов.  

ФОТОГРАФИИ ПО ТЕМЕ
Эстония - Латвия

Работы балтийско-немецких художников, из собрания галереи Rios Art, (Таллинн Эстония) 

ФОТОГРАФИИ ПО ТЕМЕ

Известный и неизвестный Уутмаа

13.10.2010 - 13.12.2010

Таллинн, Розени 8, площадь Ротерманна. 2 этаж

Английский пейзажист Джон Констэбл (1776 – 1837), прочитавший в 1830-ые годы ряд лекций о пейзажной живописи в контексте времени, выделил мысль о том, что искусство живописи в той же мере научно, в какой - и поэтично; что пейзажная живопись, по-своему, является ветвью натурфилософии, которая изучает законы природы. Он считал, что ничто не дает большего чувства свободы, чем занятие живописью на природе. То же мог бы утверждать и Ричард Уутмаа, который, если не мог взять с собой мольберт и краски, то заполнял альбомные листы сделанными цветными карандашами или фломастерами набросками.
Конечно, Уутмаа изучал природу, и одновременно, с самого начала пути отображал свое виденье природы поэтически, иногда - идиллически; в основном – романтически и крупномасштабно. Опираясь на природу, любя и уважая ее, он оставался реалистом, которому при этом были чужды документирующий, прозаический реализм. Художник писал человека в природе, не противопоставляя его ей, а показывая человека и следы его деятельности в природной среде, ощущая в нем одну из ее составляющих. Безусловно, уже в ранней юности его виденье природы и человека в ней волновали художника.

Он родился 12 октября 1905 г. на Северном побережье в Алтья в семье Кустава Уудмана – мореплавателя, ставшего хуторянином. От хутора Кырве простирался двухкилометровый морской берег, на котором, среди приморских жителей прошло детство художника. Нелегкой была хуторская жизнь в многодетной семье с ее бесконечно тяжелой работой. Мрачные виды хутора Кырве были его домом; каждый уголок, каждое дерево которого и текущая Мустойыги достойны были быть запечатленными. Преданность живописца Ричарда Уутмаа
своей малой родине неоспорима. В этом отношении его можно сравнить с Констэблем , который тоже возвеличивал в своих живописных работах родные места. Но можно найти и более близкие аналогии. После Уутмаа, который учился в "Pallas" -е с 1928 по 1935 год, его в 1936 г. закончил Ричард Сагритс – сын рыбака из Карепа, с хутора Kaламе. Мост и берега речки Селья мы узнаем у Сагритса моментально, как и мыс Алтья с паутинкой домиков на полотнах Уутмаа. Хутор Кырве не сохранился, но благодаря дочери художника – Тийне, содержавшей в порядке приобретенный в 1960-ые годы летний дом в Эйсма, в окна которого смотрит море, он сохранился. Сад, небольшой залив и, конечно, рыбацкую пристань художник неоднократно запечатлевал в масле и акварели.

Привязанность многих художников поколения Уутмаа к родным местам отвечала самобытности Эстонии, потребности подчеркнуть идентичность с ней. Это были определенные настроения, укрепившиеся в 1930-ые годы в обществе и культуре. Вопрос идентификации был на повестке дня и после войны. Особая связь с родными местами характерна и для Эрика Хаамера – живописца, закончившего "Pallas" в тот же год, что и Уутмаа, чье сердце принадлежало как родному острову Сааремаа, так и – Рухну. Воспоминания о них не оставляли его и в изгнании. В искусстве Хаамера центром внимания, игравшим важнейшую роль, всегда были человек, пейзаж, природа. Однако, человек в его исполнении становился существом, вдохновляющим на комизм и гротеск. Склонность к гротеску проявилась у Хаамера уже раньше. Уутмаа не противопоставляет человека природе – его объектом № 1 становится природа, котороая исключает гротескный подход. Творческому направлению Уутмаа скорее более близок Сагритс или, окончивший в 1936 году "Pallas", лиричный Йоханнес Выэрахансу. Если сравнить творчество вышеназванных выпускников "Pallas"-а, особенно ранних лет, опять же вспоминаются слова Констебла о том, что общие черты в творчестве художников одной школы никогда не мешали им быть оригинальными.